Среда Петрова № 4 (54)

Восемьдесят лет назад, 17 января 1938 года, президиум Иркутского облисполкома принял решение о введении всеобщего обязательного начального обучения. Восемью годами ранее было постановление о том, что дети 8-12 лет обязаны окончить только первую ступень начальной школы.

1 февраля газета «Восточно-Сибирская правда» опубликовала доклад об успеваемости в школах за первое учебное полугодие 1937\38 года. Отличников по русскому языку в регионе было менее 5 %, литературе - 8,8 %, арифметике – 11,7 %, истории – 7 %, географии – 10,3 %, естествознанию – 18 %, алгебре – лишь 1,3 %.  Наиболее низкий процент успеваемости был в 6, 7 и 10 классах. В начальных классах 25 400 детей не могли освоить минимум программы, в 5-10 классах – 15 900 школьников.

Устная речь школьников отличалась большим количеством нелитературных произношений, большинство не знало склонений и спряжений. Это порождало «бедность и однообразие языковых конструкций». С литературой было не лучше: многие учителя позволяли себе самостоятельно выбирать литературные произведения к изучению, скверно проверяли тетради, слабо готовились к уроку. Школы Казачинско-Ленского района и Квитковская неполная средняя школа Заларинского района совсем не вели уроки истории. В Куйтунском районе материал излагался «вульгарно». Газета приводила фрагмент учительского выступления: «Когда заступил Борис Годунов, Лжедмитрий убежал за границу, но к счастью, Годунов умер, и Лжедмитрий дал всем хорошие места и хорошую зарплату, но крестьяне узнали, что это Лжедмитрий, взбунтовались, убили его и пеплом выстрелили». Учитель одной из усольских школ объясняла детям, что «Совет Союза руководит тяжелой промышленностью, а Совет Национальностей – легкой». К недостаткам преподавания Конституции отнесли неумение оживить материал и дать его ученикам в доступной форме.

Причина такого «безобразия» заключалась в том, что «многие школы не развернули по-большевистски борьбу за ликвидацию неуспеваемости и второгодничества, не выкорчевали и не удалили из школ вражеские элементы, чуждых и морально-разложившихся людей». Не были изжиты еще и педагогические «извращения»: деление класса на «сильных», «средних» и «слабых».

Январское постановление должно было оперативно повлиять на ситуацию. Поэтому власть приняла решение всех учеников-переростков охватить одно- и двухгодичным обучением в девяти городах (Иркутск, Зима, Черемхово, Киренск, Нижнеудинск, Тулун, Слюдянка, Усолье, Бодайбо) и рабочих поселках Бодайбинского, Жигаловского, Качугского, Тайшетского и Иркутского (Тальцы) районах.

После этого распоряжения были запрещены пропуски школьных занятий без уважительной причины (болезнь, карантин, стихийное бедствие или если ребенок проживает на расстоянии более 3 км от школы, и родители или сельсовет не имели возможности его доставлять на занятия).

Забота об обязательном обучении беспризорников и круглых сирот возлагалась на местные органы образования, а за выполнением общего приказа - на исполкомы, городские и сельские советы с привлечением заведующих школ и курсов. Если вы в городе не отправляли детей в школу, то вам выписывали штраф до десяти рублей или 15 суток административного ареста, на селе цифры были более щадящими – штраф в 1 рубль и принудительные работы до трех суток.

Данное постановление вступало в силу с февраля 1938 года или с момента вывешивания объявление на видном месте и озвучивания на сельском сходе.

Прошло восемьдесят лет. Конечно, школа совсем не та, хотя класс на «тех» и «этих» все-таки иногда делят. С чтением сейчас многократно лучше, а вот с самодеятельностью педагогов совсем наоборот. Но поэтому историки и должны изучать разные периоды нашей жизни, чтобы показывать и изъяны, и успешные истории. Пусть в вашей школе будет все хорошо. И об этом сегодня среда Петрова.

                     Алексей Петров, историк, преподаватель истории (по диплому)

Фото из открытых источников


31.01.2018

Среда Петрова