Издательство «МИФ»

Михаил Винокуров: даешь автономию и внутривузовскую демократию!

Доктор экономических наук, профессор, ректор с двадцатисемилетним стажем Михаил Винокуров стал участником проекта «Экспертный клуб – Иркутск», посвященный высшей школе нашего региона. Экспертный клуб состоялся 29 августа в Иркутске.

Когда мы говорим об иркутском образовании, то нельзя его отделять от общероссийского. Само по себе иркутское образование ничего не родит, оно зависит от политической системы. Что скажут в Москве – то и будет в Иркутске.

Что нужно нашему образованию? Во-первых, это автономия университетов. Без автономии мы никогда не поднимемся. Что значит автономия? Вуз должен сам планировать свою жизнь, сам организовывать учебный процесс, сам привлекать финансы, сам формировать учебный план. Есть у нас, допустим, большое государство, и нам надо сохранять федеральный компонент максимум тридцать процентов, а все остальное вуз должен решать самостоятельно. Сейчас же вуз настолько лишен самостоятельности, поэтому говорить о развитии вуза в Иркутске смысла нет, московский чиновник перечеркнул автономность.

Второе – это внутривузовская демократия. А для чего нужна демократия? Это выборность. Чем больше выборность, тем больше талантливых преподавателей и студентов. У нас формальная демократия в вузе. Ректор, по существу, назначается. В Красноярске был ректором академик, а сейчас взяли и назначили кандидата наук, он еще мало чего знает, ему нужно пять лет побыть в «шкуре ректора», чтобы понять, что и как происходит.

У нас формальный выбор профессоров, на одно место - одно заявление. В американских вузах меньше 15 заявлений на место профессора нет. Все кандидаты представляют свой проект вплоть до конспектов. Когда мы в Нархозе создали в свое время Русско-французский факультет с Ниццей, много работали с французами, и я смотрел как там избирают профессора. На профессора подают заявления со всей Франции. Как правило, побеждает не из Ниццы, а с востока Франции, например. Почему такой конкурс? Престижность! У нас же одно место на кафедре есть, объявили конкурс и «дядя Ваня», который работал, он уже трем поколениям лекции читает и еще будет читать. Смены-то нет.

Третье – финансовая составляющая. У нас вузы довели до состояния хуже школы. Всем правят чиновники. Вузу необходимо дать финансовую самостоятельность. Есть бюджетное финансирование, оно сначала из министерства финансов попадает в министерство высшей школы и образования. Минобр «фильтрует» эти деньги, половина сразу остается у московских вузов, вторая половина - остальным вузам, и из этих еще половину высчитывают для централизованных каких-нибудь проектов. Это я про бюджетные деньги говорю. Но нужно дать вузу еще зарабатывать. Я, помню, был в одном из западных университетов и вел разговор с ректором. И он говорит, что «сегодня был хороший день, я только что договорился на 10 млн долларов». Договорился со спонсором. А у нас нет такого.

У нас нет финансовой самостоятельности. Если вуз сдает квадратный метр под газетный киоск, то восемь месяцев ждет согласования из Москвы. Вуз не может организовать так, чтобы деньги зарабатывать и тут же тратить на себя. Необходимо отменить налоги на те деньги, которые вуз сам зарабатывает, кроме социальных выплат. Необходимо ввести для вузов льготную налоговую систему.

Ну и зарплата. Я говорил вам, что конкурс на профессора 15-20 человек. А почему? А потому что достойная оплата труда. Возьмите нынешнюю зарплату в вузах. Доцент получает 30 тысяч рублей, когда по стране средняя зарплата выше. Я «делением ставок не занимаюсь», можно нарисовать и 66 тысяч. Я знаю, как нам приходил приказ повысить заработную зарплату. Что делаешь? Убираешь весь технический персонал и получается хорошая зарплата. Но зарплата-то 30 тысяч. Какой конкурс? Кто из Москвы и из Владивостока поедет при такой зарплате? Зарплата профессуры должна быть соответствующая. Есть рывок в науке? Наука – это самая передовая отрасль. Наука формирует базу на завтра и послезавтра. Профессуре надо дать достойную зарплату.

Европа приняла решение о финансировании высшего образования из расчета 40 000 евро на студента? У нас в России – 208 тысяч, или 3 тысячи. Без финансирования ничего не решить. Помню, мы приехали в один факультет американского вуза. Там декан факультета сам решал, как отправить студентов в Непал заниматься какими-то бабочками. У нас не Непал. Вузы перестали отправлять студентов на практику, практика отменена – нет денег.

Государство должно реально заботиться. Мы же занимаемся объединением – разъединением. И пусть мелкие вузы существуют, они свою задачу выполняют. Лидеры вырываются за счет своей «головы». В девяностые годы БГУЭП, которым я руководил, имел бюджет был 2 млрд рублей, это было больше, чем бюджеты четырех других иркутских вузов. Мы зарабатывали до 80 % бюджета самостоятельно. Строили здания, корпуса. А сейчас…

«Глагол» публикует выступление Михаила Алексеевича почти без купюр, потому что разговор нам показался интересным. И разговор был не о советском, а еще недавнем прошлом. Ранее «Глагол» опубликовал выступления на «Экспертном клубе-Иркутск» известных ученых Сергея Язева и Виктора Кузеванова.


Aliexpress WW

31.08.2019

Экспертный клуб-Иркутск