Издательство «МИФ»

Евгений Михайлов: сгорела частичка того, что я люблю в Иркутске

После публикации очерка "Иркутский пожар как свидетельство героизма и трагедии" я получил огромное количество отзывов, за которые благодарен. Спасибо вам, рад, что у меня получается выразить своими фотографиями то, как я чувствую.

Хотелось бы остановиться подробнее на том, почему меня так задело это происшествие. Да, конечно, любой пожар - это всегда трагедия, ужас, боль и хаос. Но тогда, шестого числа, сгорел не просто дом. Сгорела частичка того, что я люблю в нашем городе больше всего.

Многие из вас знают о моей любви к нашим "деревяшкам". Я много думал о том, откуда она берёт свой исток. Первые ростки вдохновения проклюнулись еще во время учебы на изофаке, во время пленэрной летней практики. Тогда рисование старых домов чрезвычайно увлекало изощренностью форм, богатством фактур, цветов, линий. Через эту дверцу, через пытливый поиск интересных сюжетов в окружающем, мой внутренний компас всё больше настраивался на тонкое чувство атмосферы, истории. И уже скоро, за нагромождением испещренное шрамами времени дерева, ты начинаешь ощущать нечто большее.

Пресловутое тепло прошлого, словно мягкой сепией с пожилых снимков, обволакивающее твоё сознание. Трепетное чувство настоящего вневременного, времястойкого, времяупорного. Красивого, гордого, гармоничного, даже на стадиях близких к полному разложению. Из последних сил, сочетанием текстур и оттенков, подобных произведению абстрактного искусства, сообщающее тебе прекрасное, если вдруг ты захочешь это увидеть. 

Конечно, я описал далеко не всю полноту переживаний. Ведь мало говорить о внешнем, историческом, когда так велико горе людей, в канун новогодних дней оставшихся без привычного им крова. Но об этом не сейчас, здесь лишь одна грань наиболее близких мне, как визионеру, переживаний. И этими снимками, в том числе, мне хотелось бы отдать последнюю эстетическую дань этому дому.

Дому, которому было 130 лет. Рожденный в 1890-х, он застал еще Российскую империю. Новорожденный  встретил последнего императора и первую революцию, был свидетелем становления, расцвета и угасания СССР. Пережил целый сонм войн и мировых конфликтов, лихие девяностые и даже двадцать лет правления нынешней власти. Практически весь субстрат современной истории, о которой мы говорим и пишем чаще всего, отражался в его окнах со ставнями и резными узорами. Он пережил это всё, а вот седьмое декабря две тысячи двадцатого года встретить уже не случилось.

И как всегда, виной всему злое недоумие людей, для вечности не значащих ничего, кроме роли Дантеса, но лишённых даже этого имени. Не тщась понять в сей миг багровый, на что поднимают они руку свою, с пустым сердцем нажавших на курок. 

Есть в этой истории острая социальная драма, гораздо более глубокая чем данный частный случай. И об этом можно и нужно долго говорить. Но сейчас, когда очередное утро встречает обледенелый остов нашей истории, а его ставни как крышку гроба заколачивают гвоздями, хочется просто помолчать. И сжав крепко губы, со всех сил пожелать больше такого никогда не увидеть.

Автор: Евгений Михайлов, фотограф, специально для "Глагола"

Руководитель службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области Виталий Соколов сегодня на пресс-конференции заявил, что дом по улице Свердлова, 11, должен быть восстановлен. 

Фото автора

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

15.12.2020


Новости партнеров