Хрустальное мастерство Бориса Бычкова

«Глагол» представляет рубрику АРТ-ВЗГЛЯД с искусствоведом, научным сотрудником галереи сибирского искусства Иркутского областного художественного музея имени В. П. Сукачева Марией Моженковой. Каждый четверг мы погружаемся в мир искусства и знакомимся с выставочными проектами нашего города, а также мастерами – художниками, скульпторами и другими представителями прекрасного.

На днях была в музыкальном театре имени Н. М. Загурского. Может для кого-то театр и начинается с вешалки, но моим первым впечатлением детства от посещения этого храма музы Мельпомены были  сказочные люстры, свисающие гроздьями с потолка холла второго этажа и невероятной красоты розетки цветов в зрительном зале. Гораздо позже я узнала, что это не просто предметы интерьера, а художественные произведения. И мало кто знает имя их создателя.

Автором этой (и не только) красоты является Борис Тимофеевич Бычков (1928, Москва – 2005, Иркутск). Художник декоративно-прикладного искусства, народный художник России, член–корреспондент Академии художеств России.

Насыщенная жизнь выдающегося мастера началась в Москве. В 1943-1944 годах он работал токарем на московском химико-фармацевтическом заводе. В 1949 году окончил Московское художественное училище «Памяти 1905 года». Проработав два года в Ленинабаде художником театра Юго-Восточного горно-химического комбината, в 1957 году закончил Ленинградское высшее художественно-промышленное училище имени В. И. Мухиной (отделение художественной обработки стекла у Б. А. Смирнова). В 1957-1958 годах был художником стеклозавода во Владимирской области. В 1958-1962 годах — художник Гусевского хрустального завода в городе Гусь-Хрустальный.

С 1962 года  судьба Бориса Тимофеевича неразрывно связана с Иркутском. Здесь с 1962 по 1972 год он преподавал в Иркутском училище искусств на керамическом и декоративно-оформительском отделении. В 1972-1977 годах был художником Иркутских художественно-производственных мастерских. В 1964 году стал членом Союза художников РСФСР, проработав некоторое время на посту председателя.

Помимо монументальных осветительных композиций из цветов (язык не поворачивается назвать это великолепие обыденным словом «люстра»), созданных для музыкального театра имени Н. М. Загурского, в двух отделах Иркутского областного художественного музея имени В. П. Сукачёва в постоянной экспозиции можно видеть его монументальные композиции.

В главном здании музея (Ленина, 5) находится декоративная композиция «Победа» (1987). Созданная из цветного и бесцветного хрусталя, а также металла, она вызывает ассоциации и с праздничным салютом, и с развевающимися знамёнами.

В галерее сибирского искусства (Карла Маркса, 23) частью интерьера второго этажа вписана одна из самых любимых работ Бориса Тимофеевича «Застывшие звуки» (1974). Разноцветные хрустальные чаши создают причудливый гармоничный узор как будто пойманных звуков. Кстати, особое «звучание» композиции можно наблюдать в те моменты, когда на неё падают солнечные лучи. Вот тут и начинается истинный «концерт» стекла и света.

Как истинный Мастер, Борис Тимофеевич наряду с монументальными работами, уделял много внимания и прикладным, утилитарным предметам. Нередко на выставках из собрания музея можно видеть его вазы, сервизы, чаши и прочие декоративные композиции.

И вот тут перед зрителями иногда возникает интересный вопрос: а как воспринимать и оценивать декоративно-прикладное искусство? С картиной, вроде всё понятно. Со скульптурой тоже есть определённость. Но ваза? Люстра? Мы же ими пользуемся. Какое это искусство? Да вот, то же самое. Созданное специально для интерьера или события. С вложенными в него силами, идеями и эмоциями. Индивидуальное и неповторимое. Вот только мало кто об этом задумывается. А уничтожить культурное наследие иногда можно также просто, как разбить стекло. Одно неосторожное движение…

                                            Мария Моженкова, искусствовед

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

18.03.2021


Новости партнеров