Неизвестный, но близкий Затон

«Глагол» продолжает вместе со своими читателями изучать Глазково. Ранее мы рассказывали о зарождении предместья, появлении образования, а также истории вокруг Глазковского некрополя. Сегодня мы решили заглянуть в историю поселка Затон.

В 1898 году в Иркутск пришел первый поезд. В августе был сдан в эксплуатацию и успешно прошел испытание новый железнодорожный мост через Иркут. Строительство и развитие железнодорожных станций в районе Иркутска вызвало большой приток рабочей силы и рост населения. Большинство прибывающих не имело средств, чтобы построить себе дом, и рыли землянки на противоположной стороне железной дороги, строительство это велось самовольно, без разрешения властей. Русско-японская война 1904-1905 годов добавила к самовольным застройщикам солдат, вернувшихся с войны. Окрестные жители называли самовольные постройки «Порт-Артуром». В 1906 году власти признали законность самовольно построенного поселка вдоль железной дороги и дали ему название Ново-Иннокентьевский. Название «Порт-Артур» было популярно и на других территориях города. Так, на карте Иркутска 1924 года этим словом обозначено место в Затоне на правом берегу Иркута, также рядом со шпальной веткой.

Сам поселок Затон начинается на свороте с Ангарского моста и заканчивается перед Иркутным мостом. С одной стороны его омывает Иркут, с другой начинается железнодорожное полотно. Это небольшой поселок. Здесь две остановки общественного транспорта. Домов выше двух этажей нет. Зато много железнодорожных тупиков, а значит много фирм, занимающихся металлом, лесом и оптовой торговлей.

Вся история Затона пересекается с историей двух крупных предприятий: затона РЭБ (ремонтно-эксплуатационной базы) флота Восточно-Сибирского пароходства и мебельной фабрики «Байкал». Наверное, старожилы помнят, как на зимний ремонт приходили десятки пароходов, например, «К. Маркс», «Советская Бессарабия», «Серго Орджоникидзе», или теплоходы «Голубь», «Сокол», «Чайка». В 1962 году здесь появилось неплохое общежитие и столовая по принципу самообслуживания, открылся магазин с продовольственным и промтоварным отделами. Иркутская РЭБ флота чаще всего выигрывала конкурсы-смотры на лучшую организацию работы общественных бюро экономического анализа, а местная комсомольская организация построила спортплощадку прямо у предприятия, издавала газету и была инициатором создания в восьмидесятые стууденческого клуба в Свердловском районе города. А вот с планами по жилищному строительству было совсем не очень...

В 1936 году газеты писали о начале строительства мебельной фабрики в Иркутске. В тридцатые годы по Иркуту сплавляли лес, и место для нее было выбрано идеально, да и железнодорожные пути были тут же. Фабрика (с 1962 года она стала именоваться фирмой «Байкал») должна была за три года решить все проблемы иркутян с мебелью. Стоимость фабрики оценивалось в 3,5 млн рублей, в 1939 году уже говорилось о 8 млн рублей. Про проблемы с мебелью мы слышали до развала СССР. В 1968 году мебельщики выполнили план только на 97 % несмотря на то, что каждая бригада собирала не менее 1500 шкафов в год. Кстати, в шестидесятые годы, когда директором фабрики был товарищ Степин, к ней было много нареканий горожан за выпуск громоздких домоподобных шкафов. Большим спросом среди иркутян пользовались диваны и кресла с маркой фирмы «Байкал» (помните мебельный магазин №47 на улице Дзержинского – от Фурье до Чехова), а бригада Галины Леонтьевой в обивочном цехе неоднократно признавалась бригадой коммунистического труда. Кстати, у мебельщиков был свой спасательный пост, который в 1975 году за отличную работу был отмечен специальным дипломом ОСВОДа. А еще здесь в начале шестидесятых была своя школа мастеров, поскольку многие тогдашние работники фабрики едва закончили восемь классов. 

Все дома строились для сотрудников предприятий и были ведомственными. Это были 1950-е годы, хотя сохранились и те, что построены еще в досоветское время. Когда предприятия оказались не в состоянии содержать жилье, дома были переданы городу. За годы перемен они превратились в нечто страшное: выгребные ямы разрушены, стекла подъездов разбиты, крыши везде протекают. Поэтому в девяностые жизнь в поселке стала просто угасать.

Новой точкой притяжения Затон стал с открытием в 2017 году магазина известной компании «Леруа Мерлен». Сюда вновь потянулись люди и машины. Теперь в планах властей полностью изменить облик поселка. Территория промышленных и складских помещений будет уменьшаться, а возникнет несколько жилых комплексов. Благодаря развязке на улице Джамбула улучшится схема заезда в поселок. В планах – построить пешеходный мост от Затона к Вечному огню. А может быть мы доживем и до крутой набережной Иркута. Более высокий берег не затапливается, что выгодно его отличает от соседних поселков Кирова и Горького.

Но самый главный контраст в Затоне - человеческий: одни прогоняют, а другие радушно принимают, зовут в свой дом, кормят и дарят цветы. Такой он поселок, совсем близкий к центру, но пока еще нам неизвестный. И мы обязательно покопаем его историю и будем с интересом наблюдать за его развитием.

Фото Антона Климова из проекта "Город иначе"

Подписывайтесь на наш Telegram-канал

26.12.2020


Новости партнеров