Байкал-Аляска: из неопубликованного

"Глагол" с большим интересом наблюдал за международной экспедицией "Байкал-Аляска", которая недавно с успехом завершилась. Сегодня мы публикуем записи августовских дневников, которые делали участники экспедиции во главе с иркутским предпринимателем Анатолием Казакевичем, но ранее не опубликованные. Уверены, что они будут интересны всем, кто любит путешествие. 

День шестидесятый. 15 августа. Великаны в джакузи

Алеутские острова высовываются из воды то в виде голов причудливых животных, то будто разлёгшихся в Тихом океане, как в джакузи, великанов. Их много и все они прекрасны.

Здесь с одной стороны  - мшистые скалы сложной природной архитектуры, с другой - макушки будто каких-то подводных городов.

Между ними снуют киты, нерпы и разные корабли. Среди всего этого на восток движемся мы.

На здешней карте сплошь имена сибирских первопроходцев: сегодня мы прошли остров Павлова (долгий и голый), залив Павлова, остров Иван. Встали на якорь в бухте возле островов Коровина и Павлова. Завтра пойдём по заливам Степанова, Иванова, мимо полуострова Куприянова и острова Митрофания.

А ещё у нас рекорд - шли под парусами со скоростью 20 км/час. Попутный ветер творит чудеса!

 

День шестьдесят первый. 16 августа. С попутным ветром под генакером.

Звук "Ффффырх" прямо под ухом подействовал лучше любого будильника. От того, кто производил этот звук по ту сторону палатки, нас отделял только тент. Этот кто-то был в воде совсем рядом. "Фффыырх" - прозвучало снова.

Мы выглянули. Вокруг катамарана плескались шесть нерп. Они завтракали среди косяков камбалы, видных через чистейшую воду. Над всем этим кружили десятки чаек.

Так началось наше второе утро на четвертом этапе экспедиции. А потом были 115 км при попутном ветре под генакером. Вдоль островов, названных некоторыми участниками команды самым красивым местом в мире из увиденных ранее.

Завершили мы этот день полуночной рыбалкой в красивейшей бухте Якорная.

 

День шестидесят второй. 17 августа. Кулинарный эксперимент

Во время экспедиции у нас накопилось столько рецептов от участников разных этапов, что впору подумать об издании не только фотокниги и путеводителя, но и о кулинарном сборнике. В основном, конечно, экспромтов.

Один из них получился сегодня в результате удачной рыбалки, после которой перед нашим специалистом по супам Александром Ломпом оказались камбалы, минтай и ведро крабов. К богатым запасам рундуков впридачу.

За время похода от Анадыря ставший настоящим морским волком, Александр посмотрел на все эти тихоокеанские богатства - и сварил такой экспериментальный суп, что с нетерпением ждущая его команда распробовала все с рекордной скоростью, хваля повара и любуясь видами Алеутских островов.

 

День шестьдесят третий. 18 августа. Укрывшись в Чигнике

Здесь живут просто, встречают искренне, рассказывают много. Видя нас в порту и деревеньке, приглашают в каждый рыбацкий домик и корабль, усаживают за стол, угощают рыбой и местными блюдами. А узнав, что мы идём из России, начинают истории о том, как связаны с нашей страной. Удивительно, но так происходит здесь везде, где бы мы ни оказались.

В жизни каждого тут - капитана судна, который пригласил выйти с ним проверять сеть, смотрителя порта, работника баржи - обязательно есть или русский родственник, или что-то, из-за чего он приветливо оживляется, услышав о стране старта экспедиции.

Вот и сейчас, например, мы гостим на судне, 65-летний капитан которого кормит нас бурито, играет при этом на флейте, а один из его сезонных работников рассказывает нам о том, что мечтает побывать в Волгограде и Курске, прочитав много книг о Великой Отечественной войне. А ещё - привезти из России жену. На наш вопрос, чем его привлекают русские девушки, он ответил, что стройностью, красотой и отсутствием агрессивного феминизма.

Мы спросили у капитана, может ли он подарить что-то, связанное с рыболовным промыслом на его корабле, для музея «Байкал-Аляски». Посовещавшись, всей командой они решили передать в музей рыболовный крючок, на который поймали сотни палтусов и камбал в этом сезоне.

 

День шестьдесят четвертый. 19 августа. Встречаем осень на Алеутах

20 августа все магазины в Чигнике закрываются - это событие означает конец лета и всего рыболовного сезона. После начинаются заморозки, погода портится, шторма становятся все сокрушительнее.

Один из таких мы пережидали в бухте, где расположен маленький рыболовецкий посёлок Чигник. Вместе с десятком других судов, капитаны которых говорят о грядущем шторме с большим опасением, - ветер 40 узлов, волны до 5-7 метров, надо прятаться.

Мы надежно пришвартовались и пошли знакомиться с местными рыбаками. Первый же из них, узнав, что мы из России, рассказал, что его папа тоже русский, а мама - алеутка. О своих русских родственниках рассказал и дежурный в порту. Интервью с ними будут в нашем документальном фильме.

Постоянно встречаемые связи с Россией - то, что удивляет здесь на каждом шагу.

 

День шестьдесят пятый. 20 августа. В яслях каланов

Волны с грохотом разбивались об острые скалы справа и слева по курсу. Капитан вел «Искатель» между ними. Стоило только пройти между одними рифами, как поджидали следующие. Они стали добавлением к особенным Погодиным условиям, в которых мы нынче двигались.

Вообще на этот день у нас было два прогноза погоды, противоречащих друг другу. Попытки выяснить о метеорологов, какой же верный, ни к чему не привели. И только выйдя в открытое море, мы определили, какой верный: высокая длинная волна и попутный ветер.

Миновав опасные участки, мы промчались 100 км, свернули в новую бухту - и оказались в яслях. Каланьих. Вокруг, закрытые от ветра и волн, словно в малой чаше бассейна плавали мамы с детенышами  -  мы насчитали их более десятка. Трогательно и бережно заботясь о малышах, каланы неспешно пересекали бухту. Мы сразу подумали о том, что они могут покуситься на надувные баллоны нашего катамарана и планировали даже установить ночные дежурства для защиты средства передвижения, но потом, во время ужина и долгих традиционных разговоров наблюдая за этими животными, поняли, что всецело поглощены семейными заботами. И пусть весь мир подождет. Так что спокойно отправляемся спать.

 

День шестьдесят шестой. 21 августа. Третий лишний

Океан и небо бурно выясняли отношения, вспоминая только им известные претензии друг к другу. Одно сыпало возмущениями - мелкими каплями и задиралось резво мчащимися беспросветными тучами. Другой отвечал тяжелыми трехметровыми волнами, которые, как казалось, хотели достать до этого самого неба.

Катамаран «Искатель» явно был третьим лишним. Намекали нам об этом прямо: постоянно наматывающимися на винт и рули длинными водорослями, встречным ветром, невозможностью поставить парус, туманом и моросью.

После 20 км тщетных попыток протиснуться между двумя стихиями мы все же решили не испытывать судьбу  - и переждать небесно-океанскую ссору в скрытой бухте, окруженной горами. На берегу в бинокль разглядели двух мишек, маму с ребенком, и понаблюдали за тем, как они играют и гуляют в траве. Сколько всего медведей у нас было за экспедицию? Капитан говорит, что уже больше 200. И все равно - смотрели бы и смотрели. Живая природа наскучить не может, мы, например, смотрим уже больше 13 тысяч километров.

 

День шестьдесят седьмой. 22 августа. Готика в океане

Готические замки возводят не только именитые архитекторы, но и ветра в компании воды. Один из получившихся у них шедевров  - иначе и не назовешь  - нам посчастливилось увидеть во время одного из дневных переходов. Путь к нему и так проходил вдоль красивейших утесов и отвесных скал с необычным рельефом, но он уже издалека выделялся особенно: настоящее «здание» с точеными башнями, карнизами, балконами и всеми другими «атрибутами» типичных строений для человеческой жизни.

Чем ближе - тем удивительнее, потому что появлялась возможность внимательно разглядеть каждую деталь необычного утеса. За всю экспедицию мы ни разу не встречали ничего подобного. Обогнув мыс, и с другой стороны обнаружили не менее скрупулезную работу природы. Правда, здесь уже долго смотреть не пришлось: налетел ветер, и мы спешно стали убирать паруса.

 

День шестьдесят восьмой. 23 августа. В окружении китов

В 6 утра прогноз погоды полностью оправдался: попутный ветер, небольшая волна и тепло. Бонусом - один из прекрасных океанских рассветов, с чистыми красками и всего несколькими облаками. После часто сопровождающей нас на пути непогоды это - настоящий подарок. Начинаем движение в окружении резвящихся нерп: они подплывают близко, видя в катамаране возможного товарища по играм. Но и не сильно, похоже, расстраиваются, когда он остается безучастным к их намекам и непреклонно идет вперед. Несколько обходов мелей  - и мы в открытом океане. 

Нынче он тих и задумчив, весь ушедший в себя. Даже ветер не решается его беспокоить - так что сразу заводим мотор, даже не мечтая о парусах. Зато можно спокойно готовить обед, не проявляя чудес эквилибристики, то ловя кастрюлю, то подхватывая морковку. А еще в такую погоду удобно заниматься мелким ремонтом катамарана: при нагрузках, которые испытывает наш «Искатель», периодически необходимо что-то подтянуть, подделать, укрепить.

Переделав все возможное и собравшись ужинать, мы вдруг отказались в окружении китов. Сразу заглушили моторы  - и почти в абсолютной тишине смотрели, как восемь китов со всех сторон пускают фонтаны, играют и спокойно перемещаются - точнее, просто живут в своем водном мире, огромном, бескрайнем, которого мы лишь касаемся, скользя по его поверхности и только догадываясь, что происходит внутри, глубоко-глубоко.

 

День шестьдесят девятый. 24 августа.  По сопернику пролива Дрейка

Катамарану «Искатель» так надоело пережидать шторма в бухтах, что сегодня он решил показать, на что способен: и пустился … почти в пляс, точнее, серфинг на больших океанских волнах.

Они были не такие уж высокие (иначе стоять бы ему снова в живописном месте), но солидные, раскатистые и степенные. А он, несмотря на то, что в его биографии уже более 13000 пройденных километров, носился по ним, как озорной мальчишка. Лихо скользил по гребням, скатывался и проказничал вовсю. Конечно, под присмотром вахтенных, которые все-таки не давали совсем увлечься самостоятельным плаванием. В результате был поставлен рекорд скорости  - 30 км в час!

А потом мы увидели деревья. Много-много деревьев. Скажете, что же удивительного? А представьте, что до этого долго видели только воду, а на суше  - болота, редкие кустарники и тундру. И тогда поймете несказанную радость капитана и старпома, которые наконец-то смогли полюбоваться на привычную для глаза картину. Деревьями нас обрадовал Кадьяк  - большой остров в южной части Аляски. И деревьями были ели - высокие и узкие, как наконечники стрел. Принцип их «расселения» был причудлив: небольшими группками то там, то тут, или волнами, орнаментами. И так - по всем склонам. 

Еще более завораживающее зрелище  - небольшие островки, разбросанные вдоль нашего пути. Правда, кроме красоты в них была и опасность - возможные мели или рифы рядом. Так что, пока экипаж увлеченно фотографировал, капитан сосредоточился на безопасном прохождении этого участка.

Здесь нам навстречу стали часто попадаться суда - баржи, корабли, маленькие рыболовецкие суда. Расходясь левыми бортами и приветствуя друг друга, мы двигались дальше.

А когда до поворота к порту оставалось совсем чуть-чуть, рядом с нами выпустил фонтан кит. И хотя мы уже, казалось, вдоволь насмотрелись их, все равно развернулись и на самом малом ходу последовали за ним. Наблюдать за китами  - это надоесть не может.

В порту Кадьяка, удобном и ухоженном, мы пришвартовались уже в сумерках. На следующий день у нас были большие планы в этом одном из самых русских мест Америки.

 

День семидесятый. 25 августа. На два века назад в Кадьяке

Потомки русских мореплавателей-первооткрывателей здесь говорят по-английски, но хранят старинные русские традиции, имена, обычаи, праздники. И воспоминания. Знают историю своих семей, с любовью рассказывают о ней. И душевно встречают приезжающих из России. Архивариус здешней семинарии Дарья позаботилась о том, чтобы познакомить нас с удивительными жителями города. Некоторые пришли к нам на катамаран, к другим отправились в гости мы сами.

Флаг с картой экспедиции пополнился в Кадьяке подписями Нины Ивановны Измайловой, потомка шкипера судна «Три святителя», и Сары Нельсон, директора музея первого главного правителя русских поселений в Америке Александра Баранова (кстати, расположенного в самом старом русском здании в Штатах). 

 

День семьдесят первый. 26 августа. Финиш в Хомере.

Длинный ночной переход до финальной точки маршрута экспедиции - такое решение принял капитан «Искателя» после сообщения о том, что в район нашего нахождения движется непогода. Экипаж воспринял такую морскую романтику с энтузиазмом, тем более, в четвёртом этапе ночью мы на катамаране не передвигались.

Разбившись на вахты по два часа, поставили стаксель и при свете полной Луны взяли курс на Хомер. Ветер усиливался, наваливался туман, но каждый вахтенный уверенно помогал нам продвигаться к цели.

Хомер встретил нас невероятным оранжевым рассветом и холодом. Полавировав среди яхт на причале, пришвартовались и пошли к дежурному порта, наверное, тридцатому или около того на нашем маршруте (как говорит капитан, он потерял точный счёт портам после двадцатого). Удивившись необычному судну и необычным гостям, он поздравил нас с завершением большого пути и пожелал удачи в будущем.

А мы - сделали генеральную уборку катамарана и отправились в Анкоридж, где запланирована большая программа.

Что каждый чувствует? Об этом расскажем позже, пока каждый переживает свою историю, связанную с экспедицией.

Предыдущие главы № 0№ 1№ 2№ 3№ 4№ 5№ 6№ 7№ 8№9, №10 на страницах "Глагола". 

Фото участников экспедиции. 


12.09.2018